Вы здесь: Главная \ Новости \ Другое \ Сезон охоты на офшоры
 
     

Сезон охоты на офшоры

24.04.2012 09:21

Сезон охоты на офшорыНынешний год с полной уверенностью можно назвать годом борьбы с офшорами. В середине апреля стало известно, что Федеральная налоговая служба РФ предложила ввести новый корпоративный налог — на транзакции в офшоры, контролируемые из России.

Налоговики предлагают взимать с каждой офшорной транзакции от 9 до 20%. Ожидается, что процентная ставка будет зависеть от того, насколько полно российская компания станет раскрывать информацию о своих конечных бенефициарах.
 
Третий пункт
 
Пик развития офшоров во всем мире пришелся на 80–90 годы прошлого столетия. Массовому открытию подобных компаний способствовало три основных фактора — три свойства, которыми обладают офшоры. Первое — низкое налогообложение. Второе — упрощенное ведение административно-хозяйственной деятельности. Владельцам и менеджменту компаний не нужно предоставлять огромное количество отчетной документации. Вся отчетность и взаимодействие с внешним миром сводятся к минимуму. Третье — возможность держать в тайне реальных собственников компании.
 
Именно третий пункт стал определяющим в экспансии офшоров. Но в 2001 году ситуация резко изменилась. После террористического акта в США, когда были уничтожены башни близнецы Всемирного торгового центра, Америка объявила настоящую войну офшорам. И главная причина — все та же анонимность бизнеса. Сегодня в мире уже никого особенно не смутишь низкими налогами в офшорных юрисдикциях, которые, к слову сказать, значительно выросли и иногда превышают планку в 10% по налогу на прибыль.
 
В последнее время давление на офшоры со стороны сначала «большой семерки», а потом и «двадцатки» стало постоянно нарастать, а их популярность соответственно снижаться. Компаниям, не раскрывающим своих реальных собственников, из года в год становится все сложнее вести бизнес в развитых странах. И вот теперь борьбу с офшорами объявила Россия. Впервые эту тему, как и все другие основные темы, оказывающие существенное влияние на жизнь в нашей стране, поднял Владимир Путин.
 
Сначала это произошло как-то вскользь, ненароком. Среди вопросов, озвученных в программе «Разговор с Владимиром Путиным. Продолжение», был такой: «Как вы относитесь к лозунгу: «Хватит кормить офшоры?». На это премьер-министр дал развернутый ответ: «Абсолютно позитивно. Кстати, важная вещь. И дело не только в том, что кто-то прячет что-то в офшорах. Дело в том, что у нас многие компании регистрируются в офшорах и ведут открытую, легальную деятельность на территории страны как иностранные предприниматели. Да, в какой-то период многие уходили в офшоры, чтобы гарантировать свои интересы, но сегодня это становится реальным ограничителем экономической деятельности и активности не только для наших предпринимателей, но и для иностранных инвесторов. Многие из них мне прямо говорили: мы бы готовы с тем или другим предприятием работать совместно, и хотим этого, но мы не понимаем даже, кто конечный бенефициар, кто прячется за офшором. И это — уже очевидная вещь, которая требует законодательной корректировки».
 
Тогда на эту реплику Путина особенно не обратили внимания, но спустя короткое время эта тема получила продолжение.
 
Офшорное наследие
 
В конце прошлого года на юбилейном съезде «Деловой России» премьер заявил, что власти будут делать все, чтобы бизнес мог развивать свои предприятия и завоевывать новые рынки сбыта, но при этом и сам бизнес должен понимать свою ответственность перед страной и не прятать деньги и активы в офшорах и уходить от налогов. Он добавил, что считает необходимым скорректировать российское законодательство для предотвращения ухода бизнеса в офшоры и формирования нормального делового климата.
 
«Сегодня „офшорное наследие“ становится реальной преградой для формирования нормального делового климата в стране, снижает уровень доверия к экономике как со стороны нашего предпринимательского сообщества, так и иностранных партнеров и инвесторов, и здесь необходимы соответствующие корректировки на законодательном уровне», — заявил Путин. При этом глава правительства отметил, что он не против офшоров в целом.
 
«Это нормальная, в принципе, иногда экономически целесообразная форма ведения хозяйствования, но когда у нас за офшором вообще ничего не видно, не видно конечного бенефициара совсем — нам невозможно даже принимать решения по некоторым ключевым вопросам», — подчеркнул премьер.
 
На несовершенство системы, по его словам, жалуются и иностранцы, для которых непрозрачность российской экономики зачастую становится препятствием для капиталовложений.
 
«Мне стыдно об этом говорить, но приходится. Мне прямо говорят: „Слушайте, мы бы пришли в эту отрасль, пришли в это предприятие, но даже не понимаем, кто конечный бенефициар. Мы не пойдем туда“. Это избыточное, мягко говоря, применение офшорной практики», — сказал Путин.
 
«Ну и потом, нам нужно сюда заводить наши активы. Чего бояться-то? Нам нужно вместе с вами совершенствовать налоговую систему», — обратился премьер к представителям бизнеса.
 
В зале раздался смех. «Не смешно», — отреагировал Путин и сам засмеялся.
 
Кроме того, премьер подчеркнул, что общество должно знать, какие решения и почему принимаются в сфере законодательного регулирования офшорной практики и повышения прозрачности российской экономики, «с тем чтобы не было отторжения общественности и общества от того, что происходит в предпринимательской среде, чтобы людям было понятно и ясно, почему принимаются те или иные законы — не для того, чтобы кто-то карманы себе набил, а для того, чтобы создавались новые рабочие места, чтобы это были высокотехнологичные рабочие места, и тогда нас с вами люди будут поддерживать и тогда не нужно будет по офшорам ничего прятать». «Да, нужно будет платить налоги», — резюмировал он.
 
Офшоры, офшоры, кругом одни офшоры
 
Оценить объем рынка, о регулировании которого говорит Владимир Путин, достаточно сложно, но очевидно одно — он гигантский. Так, например, по данным на начало 2010 года, из общего объёма накопленных иностранных инвестиций в российской экономике на Кипр приходилось $52,2 млрд, Нидерланды — $43,3 млрд, Люксембург — $36,4 млрд, Великобританию — $20,5 млрд, Германию — $20,3 млрд, Британские Виргинские острова — $15,4 млрд, Китай — $10,2 млрд, Ирландию — $9,1 млрд, Японию — $8,5 млрд, Францию — $8,0 млрд. Понятно, что именно офшоры расставили «страны-доноры» по их местам.
 
Другой аспект этой темы — отмывание средств. По данным первого вице-премьера РФ Виктора Зубкова, объем финансовых средств, выведенных из России в 2011 году с признаками отмывания, оценивается не менее чем в 1 триллион рублей. При этом, по его словам, в эту сумму входят сомнительные операции, о которых сообщили в Росфинмониторинг сами банки. «А общий объем денег, которые не только уходят за рубеж, но и крутятся в стране, может и превысить эту сумму», — добавил первый вице-премьер.
 
Незаконный вывод капитала из России, по словам Зубкова, идет прежде всего в Латвию, Кипр, Великобританию, Швейцарию, Францию и Гонконг. С властями этих стран ведется взаимодействие с целью пресечения незаконных операций.
 
Кроме того, в последние годы возрос объем приобретения зарубежной недвижимости на пришедшие из России деньги. «Причем часто это тоже деньги не совсем прозрачные и законные, поэтому они тоже требуют соответствующего исследования», — сказал он.
 
По словам Зубкова, начавшая работать под его руководством межведомственная рабочая группа по пресечению незаконных финансовых операций проанализировала основные виды таких операций и методы борьбы с ними и наметила план работы на ближайшие полгода. В первую очередь эксперты намерены заняться борьбой с «фирмами-однодневками». Кроме того, они определили ряд компаний и финансовых учреждений, которые будут внимательно изучаться на предмет использования незаконных схем. По словам Зубкова, в их число входят и крупные компании, и компании с госучастием, многие из которых обросли «фирмами-оболочками», сосредотачивающими значительную часть прибыли и затем обналичивающими эти средства или переводящими их в офшоры. «Эти схемы нам видны, и, как правило, здесь участвуют активно финансовые учреждения», — сказал первый вице-премьер.
 
Война на два фронта
 
Борьба с офшорами стала разворачиваться по двум направлениям — фискальному и административно-хозяйственному. В середине апреля текущего года на заседании президиума Ассоциации юристов России (АЮР) выступил сопредседатель этого объединения, председатель Счетной палаты Сергей Степашин. Он напомнил, что в ходе подготовки и обсуждения президентского законопроекта предлагалось предусмотреть норму, которая обязывала бы офшорные компании, действующие на территории Российской Федерации, раскрывать информацию о своих конечных бенефициарах и депонировать ее в уполномоченном федеральном органе исполнительной власти. Неисполнение этой обязанности, как предполагалось, должно было повлечь за собой солидарную ответственность лиц, контролирующих данную компанию, по ее обязательствам. Однако в итоговую редакцию проекта поправок в Гражданский кодекс эта норма не вошла.
 
По мнению Степашина, она обязательно должна быть включена в Гражданский кодекс. Аналогичные правила действуют в ряде стран, в том числе в Нидерландах и Швейцарии. Это существенно упрощает налогообложение и валютное регулирование офшорных компаний, позволяет более эффективно противодействовать коррупции и легализации незаконно полученных доходов. Кроме того, предложенные правила об обязательном раскрытии офшорными компаниями информации о своих бенефициарах помогают решить проблемы частноправового характера, касающиеся защиты прав и интересов российских организаций, в том числе с участием публичного собственника, вступающих в договорные отношения с офшорными компаниями.
 
Еще один способ борьбы с офшорами Сергей Степашин озвучил ранее в интервью «Российской газете». По его мнению, наиболее эффективным было бы вообще их закрыть: «Всем вместе договориться — с крупными странами, с крупными экономиками, с крупными предпринимателями в мире, чтобы они не играли в офшоры. По Кипру сейчас почти договорились. Я понимаю, что это трудновыполнимое предложение, потому что деньги не пахнут: любой предприниматель в первую очередь думает о прибыли, а потом уже обо всем остальном».
 
Степашин, считает, что необходимо лишить по закону налоговых преференций всех, кто работает по таким схемам. «Пускай подумают, где выгоднее — в России регистрироваться или в другой стране. При этом нужно создавать условия, чтобы было выгодно держать деньги у нас, создавать благоприятный инвестиционный климат… Чтобы тебя не „крышевали“, чтобы законы были понятны, не было в них отсылочных норм, чтобы правила не менялись по ходу пьесы. Тогда не надо будет и в офшор вкладываться», — уверен глава Счетной палаты.
 
Все под контролем
 
Что же касается изменения законодательства в части налогов, то для борьбы с офшорами предлагается запретить списывать на расходы выплаты в адрес компаний, зарегистрированных в подобных зонах. К таким выплатам ФНС предлагает отнести стоимость работ, услуг (к ним относятся и проценты по займам), имущественных прав и ценных бумаг.
 
Налоговики решили разделить все российские физические и юридические лица на две категории. С одной стороны, это будут те, кто раскроет себя в качестве бенефициара и честно обозначит свою причастность к офшору. Таким субъектам разрешат вычесть из доналоговой прибыли платежи, совершаемые в пользу офшоров, и тем самым уменьшить свои платежи по налогу на прибыль. А физлица, открывшиеся властям, будут платить 9%-ный налог с сумм, перечисляемых на счета офшорных компаний.
 
Те же, кто не захочет открывать свое физическое или юридическое лицо самостоятельно, будут платить с перечисляемых в офшоры средств налог по ставке 20%. Вполне возможно, что за основу этих нововведений был взят опыт налоговых амнистий, проводимых в США, Германии, Франции и Великобритании, общий смысл которых сводился к тому, что «явка с повинной» влечет за собой меньшие налоговые начисления, чем поимка за руку.
 
В ряде стран ЕС, например в Германии, действует механизм, по которому все иностранные холдинги, работающие на территории страны, должны подтвердить свою деловую активность — доказать, что они организованы с целью реальной работы, а не для налоговой оптимизации. Реальность предоставленных доказательств контролируется относительно просто — с помощью официальных писем, телефонных звонков, вплоть до выездов налоговиков на место. И если, скажем, на Кипре материнская компания немецкого акционерного общества располагается не в реальном офисе, а по адресу регистратора, это может стать основанием для доначисления налогов.
 
Полный перечень офшорных зон, платежи в которые в случае принятия изменений в Налоговый кодекс подпадут под налогообложение, содержится в приказе Минфина «Об утверждении перечня государств и территорий, предоставляющих льготный налоговый режим налогообложения и (или) не предусматривающих раскрытия и предоставления информации при проведении финансовых операций (офшорные зоны)». В числе наиболее популярных можно назвать Кипр, Британские Виргинские острова, Бермуды, Мальту, Гонконг, Мальдивы, Каймановы острова, Сейшелы и пр. — всего 42 региона.
 
Эксперты считают, что на данный момент российские компании по большей части работают с офшорами крайне осторожно, и редко их связь с офшорами может быть легко обнаружена налоговиками. Такое позволяют себе разве что отдельные фирмы, связанные с госструктурами, которые имеют большие возможности для лоббирования и защиты своих интересов всеми правдами и неправдами. Но в любом случае, чтобы не создавать почву для возникновения каких-либо коррупционных злоупотреблений со стороны налоговиков, требуется прежде всего создать четкую процедуру проверки компаний на связь с офшорами.
 
Однако пока вообще непонятно, как налоговики смогут доказать связь офшора с компанией и установить конечного бенефициара. Известно, что многие офшоры имеют в числе собственников так называемых номинальных держателей. Кроме того, законодательства разных стран по-разному трактуют само понятие бенефициарного собственника, а иногда и вовсе его не имеют. А ведь именно правовая неопределенность и неоднозначность толкований являются главными причинами возникновения злоупотреблений.
 
Избежать уплаты налога в России фирма также сможет, если докажет, что в офшоре уплачиваются высокие налоги — не менее половины аналогичного российского (другими словами, не менее 10%). Но у большинства «цивилизованных» офшоров как раз и установлена именно такая планка. А это значит, что поправки направлены в первую очередь на госкомпании и уж совсем маргинальный частный бизнес.
 
В итоге можно сделать вывод, что цель поправок — установить еще больший контроль над государственными элитами. Поэтому вероятнее всего инициатива ФНС направлена на решение конфликтов интересов в госкомпаниях и является следствием требования Владимира Путина «проработать вопрос повышения прозрачности финансовой деятельности хозяйствующих обществ».
 
Алексей Земцов
 
Источник: fingazeta.ru

 

Готовое предложение

Оффшор в Панаме Corporation

Оффшор Панама, оффшорная компания в Панаме Corporation, офшор в Панаме - регистрация, купить, продажа в УкраинеСтоимость компании: 1750 USD Ежегодное содержание: 1350 USD  
Подробнее...

 

Список всех оффшоров

Оффшор Швеция КВ | Оффшор Шотландия LPОффшор Канада LP | Оффшор Канада LLP | Оффшор Кипр | Оффшор Лихтенштейн | Оффшор Швейцария | Оффшор Маршалловы острова | Оффшор Гон-Конг | Оффшор Сингапур | Оффшор Белиз | Оффшор Британские Виргинские острова | Оффшор Панама | Оффшор Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ) (Ras Al Khaimah) Оффшор Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ) (Ajman) | Оффшор Сейшельские острова IBC Оффшор Гибралтар

 

 

   
 

Полезные новости

  • Как конкурируют между собой налоговые гавани \\11.12.2017

    Офшоры приватизировали российскую внешнюю торговлю

    В январе 2018 г. в силу вступит расширенный перечень государств (территорий), операции с которыми считаются контролируемыми налоговыми органами. По сути, речь идет о списке стран, которые рассматриваются как офшоры. Сейчас Украина включает в него 65 государств. С января в него добавят более 20 новых юрисдикций. В том числе Австрию, Грузию, Мальту, ОАЭ, Сингапур, Ливан и Марокко.

    ...................................................
  • ЕС опубликовал свой «черный» список юрисдикций \\06.12.2017

    О мнимости конца офшорного периода05 декабря 2017 года Совет Европейского Союза опубликовал давно обещанный список юрисдикций, не сотрудничающих по налоговым вопросам. Если всеевропейский «черный» список юрисдикций, опубликованный в 2015 году, носил по большей части информационный характер, то «черный» список ЕС является «инструментом обеспечения единых условий» в рамках стратегии борьбы с уходом от налогов 2016 года.

    ...................................................

Подписка на новости

...................................................

Контактные данные

Skype: ua-offshore.com

Центральный офис

Адрес: 69035 г. Запорожье ул. Леонида Жаботинского 39, оф. 5
Телефон: +38(050)486-12-62
+38(061)233-95-00
E-mail: info@ua-offshore.com


Представительство в Киеве

Адрес: Киев ул. Выборгская д.94 оф.201
Телефон: (066)-932-40-98
E-mail: kiev@ua-offshore.com


Представительство в Луцке

Адрес: Луцк, проспект Воли, дом. 44, оф.3
Телефон: (0332) 24-35-40, (050) 25-788-25
E-mail: lutsk@ua-offshore.com


Представительство в Харькове

Адрес: г. Харьков, ул. Сумская, д.19
Телефон: (066) 327-31-86
E-mail: kharkiv@ua-offshore.com